Под массой мяса. Почему в России боятся перепроизводства свинины

Под массой мяса. Почему в России боятся перепроизводства свинины

/ Tequiero / Shutterstock.com

По прогнозу Национального союза свиноводов, в текущем году животноводы России могут дать стране слишком много мяса. Возможный избыток свинины связывают с ростом производства, сокращением экспорта, падением внутреннего спроса и другими причинами. Участники рынка опасаются, что перепроизводство вызовет падение средней цены на продукцию по итогам года на 5-10%. Это грозит убытками предприятиям, часть из которых могут не пережить такого удара по бюджету. О причинах проблем и путях их решения aif.ru поговорил со свиноводами Кубани.

Близко к истине

В прошлом году оптовые цены на свинину выросли почти на 25%, но 2022-й может подложить производителям «свинью» в виде обратной тенденции. Так считают в Национальном союзе свиноводов, где недавно представили свою арифметику проблемы. По предварительным данным, за последние шесть месяцев выпуск свинины в живом весе у нас вырос на 6,4%, а в целом на рынок в этом году могут «надавить» дополнительные 250 тысяч тонн мяса. Это при том, что по оценкам НСС, в январе–июне года экспорт свинины снизится на 23% из-за вызванных санкциями трудностей с логистикой. Прогнозируется и недостаток внутреннего спроса. Есть опасения, что на фоне роста себестоимости мяса при сохранении всех тенденций в следующие год-два возможен уход с рынка части предприятий.

В числе тех, кто разделяет эти опасения — гендиректор кубанского «СЖК Радуга» Владимир Касьянов. В его хозяйстве содержится 1300 свиноматок, что по принятой классификации считается средним предприятием. Соответственно и запас прочности у него меньше, чем у крупных производителей с приличным «жирком».

Под массой мяса. Почему в России боятся перепроизводства свинины
Подложите себе свинью. Какие преимущества есть у самого популярного мяса
Подробнее

«Я считаю, что представленный прогноз близок к истине, — говорит Владимир Касьянов. — Перепроизводство ожидалось ещё в прошлом году, но тогда вмешалась африканская чума свиней. Из-за неё выбили очень много животных в крупных промышленных холдингах, поэтому прироста объёмов не произошло. Но теперь пострадавшие фермы восстановились и даже увеличили своё производство. Названный в официальной статистике прирост в шесть процентов — это огромное количество свинины. Поэтому угроза давления на рынок из-за перепроизводства действительно реальна».

Интересно, что сам Краснодарский край как раз считается дефицитным по собственному производству свинины. Хотя в последние годы оно и растёт, потребности региона намного выше. Но эта нехватка с лихвой компенсируется за счёт мяса с предприятий-гигантов из Центрального и Северо-Западного федеральных округов. По словам Владимира Касьянова, на их долю сейчас приходится процентов 70-80 всего производства свинины в России. В последнее время они очень сильно влияют на «погоду» в отрасли.

«Есть проблема, которую можно условно назвать внутренней глобализацией, — продолжает Владимир Касьянов. — Мы сильно привязаны к центральной России по всему. Если я подниму цену на свинину в своём городе Лабинске, то её просто не будут покупать. Более дешёвое мясо на блюдечке с голубой каёмочкой привезут из центральной России — Воронежа, Курска, Липецка, Белгорода. Им помогает хорошая логистика. Сегодня привезти свинью хоть живую, хоть в мясе за тысячу километров ничего не стоит, нет никаких барьеров».

Примечательно, что уже около 5 лет две трети продукции СЖК экспортируется в Грузию. До недавнего времени это было немного выгоднее продаж внутри России по цене и в целом сильно выручало кубанское предприятие. А с прошлого года те же самые крупные предприятия из центральной России тоже пришли на грузинский рынок и опустили там цены на свинину. Для гигантов снижение не критично благодаря большим объёмам производства, чего нельзя сказать о средних и небольших хозяйствах.

Под массой мяса. Почему в России боятся перепроизводства свинины
Дешёвая говядина осталась в СССР? Что мешает наладить производство мяса
Подробнее

Экономика свиноводства

Объёмы производства мяса напрямую увязаны с его стоимостью на рынке, которая влияет на уровень потребления. В прошлом году цена на свинину за счёт снижения поголовья в крупных хозяйствах из-за африканской чумы шла вверх. Она и сейчас остаётся относительно высокой. За килограмм живого веса дают 115-120 рублей с учётом НДС, что после разделки составляет порядка 180 рублей в опт. Но это не означает, что все хозяйства могут получать хорошую прибыль, ведь есть много других факторов.

Доходы производителей свинины в значительной степени зависят от её себестоимости, в которой около 70% составляют корма. А рацион животных в последние годы дорожает быстрее, чем растут цены на мясо.

Другой проблемой он называет конкуренцию свинины с курятиной, цены на оба вида мяса взаимоувязаны и сегодня близки, как никогда за последние годы. При повышении стоимости свинины многие люди просто будут отдавать предпочтение более дешёвому мясу птицы. Ограниченность доходов населения — один из ключевых факторов, делающих перепроизводство угрозой для многих хозяйств.

«Вопрос сбыта упирается в покупательную способность населения, как волна в волнорез, — продолжает Владимир Касьянов. — Поэтому её повышение, в том числе за счёт социальных выплат, я считаю одним из путей решения проблемы. Также России надо пробиваться на рынки Азии. Даже один Китай снял бы все наши проблемы по экспорту. А ещё есть предпосылки к снижению себестоимости за счёт зерна, которое пока что стоит дёшево. Я бы сейчас купил его на год вперёд, если бы были дешёвые кредиты на эти цели. Они бы могли активизировать наш внутренний рынок по зерну. Животноводы — его крупнейшие потребители»

Руководитель кубанского предприятия согласен с прогнозом, что при худшем развитии событий из-за перепроизводства часть мелких и средних хозяйств не смогут продолжать работу. Предприятия без запаса финансовой прочности будут выкуплены крупными холдингами.

Под массой мяса. Почему в России боятся перепроизводства свинины
Золотая рыбка. Цены на рыбу в России растут на фоне рекордных уловов
Подробнее

Научный подход

Своим видением проблемы с АиФ.ru поделился профессор Кубанского государственного аграрного университета Григорий Комлацкий, писавший докторскую диссертацию о свиноводстве. Для начала он привёл интересные цифры. Тридцать лет назад на Кубани производилось около 3,5 млн свиней в год, а затем было сильное падение. После него поголовье подняли с 300 до 700 тысяч, что позволяет региону сегодня выращивать до 1,5 млн животных ежегодно. В Белгородской области рост намного больше — она даёт уже по 8 млн. В целом по России за последние 10 лет поголовье подняли с 13 до 24 млн и почти вдвое увеличили производство свиней. Для сравнения — в Дании, почти равной Кубани по площади и населению, выращивают по 40 млн хрюшек ежегодно. И там пока нет проблемы перепроизводства.

По мнению профессора КубГАУ, россияне могут и должны потреблять свинины намного больше нынешнего уровня, что позволило бы отрасли уверенно расти дальше даже без учёта экспорта за рубеж. Проблема прогнозируемого перепроизводства в его понимании — относительная и обусловлена положением дел именно на данный момент.

«Цена на мясо не стоит на месте, она то поднимается, то опускается, — объясняет Григорий Комлацкий. — Вот в этом году Россия импортировала пятьдесят тысяч тонн свинины, вроде бы и объём небольшой, но он сильно обрушил цену у нас на рынке. В результате некоторые наши хозяйства продавали мясо вообще в минус от себестоимости. У зарубежных поставщиков низкая себестоимость и даже с учётом доставки в Россию цена получается конкурентной. А почему мы вообще завозим свинину? Потому что своего мяса не хватает. Хорошо, что мы развиваемся и за последние десять лет сократили импорт почти раз в двадцать».

В первую очередь он считает важным повышать у нас рентабельность производства мяса, в которой мы сейчас уступаем тем же европейцам. Одной из причин этого он считает отрыв производства от аграрной науки, которая может дать много экономически выгодных наработок. По его словам, это показывает работа их вузовского учебно-опытного свинокомплекса, имеющего очень высокую рентабельность за счёт правильной технологии. Например, в КубГАУ знают способ удешевления корма без снижения его качества. Но для решения всех имеющихся проблем в отрасли нужен системный подход при поддержке государства, к чему сегодня подталкивают геополитические изменения.

Жадность ягоду сгубила. Почему кубанская клубника стоит дороже мяса?

«Мы завозим практически всё оборудование из-за рубежа, что тоже влияет на себестоимость нашей свинины, — продолжает Григорий Комлацкий. — Также сказывается то, что витаминно-белковые минеральные компоненты, которые добавляют в корм — все импортные. Даже если один завод по их производству где-то в мире закрывается, цена на них сразу сильно возрастает. Следовательно, мы должны не просто свиней разводить, а делать всё в комплексе. Между прочим, одно рабочее место в животноводстве может дать семь-восемь рабочих мест сопутствующих. Это то же самое производство витаминов, аминокислот, оборудования, которого нет в России. В Советском Союзе это всё было».

Но подвижки есть. Например, в России уже построили очень хорошие заводы по производству кормовых смесей, хотя они пока и зависят от импортных поставщиков. Другим перспективным направлением профессор считает развитие малого или семейного фермерства, кооперативов, действующих в связке с наукой. По его словам, небольшим свиноводческим предприятиям проще работать и подстраиваться под изменения рынка. Как раз по этому пути шли в Европе. Кстати, теперь там могут начаться свои серьёзные проблемы из-за роста цен на энергоносители. Ещё один перспективный путь для России — вместо экспорта зерна пускать его в животноводство, делать добавочную стоимость. Это бы увеличило рентабельность и сделало зерно дешевле.

Оцените материал










Источник: aif.ru

Добавить комментарий

*

11 + 15 =